Соболиный король

На Международном Пушном аукционе в Санкт-Петербурге Стивен Тсукас покупает самые дорогие лоты баргузинского соболя, а в скроенных им меховых пальто щеголяют жены миллиардеров. Стив лучший в мире мастер по работе с таким капризным видом меха как русский соболь, а его брат Крис виртуозно шьет шубки из элитарной блэкгламы. Впрочем, в семье, где отличными скорняками были не только отец и дед, но и еще десять поколений мужчин, вряд ли судьба детей могла сложиться иначе.

Стивен Тсукас любит выйти к покупателям в рабочей одежде, поприветствовать, посоветовать и просто поболтать

Соболиный король

Еще до того, как его родители в начале 50-х переехали из родной Греции в Америку, Стив знал, что больше всего на свете хочет заниматься пошивом шуб. Вдыхать влажный, чуть горьковатый запах звериных кож, перебирать шелковистую невесомость меха. С самого детства мальчик был на подхвате в мастерской отца, а в двенадцать лет, скопив карманные деньги, купил собственную скорняжную машинку.

Отметив совершеннолетние, парень получил пробный заказ на пошив небольшой партии соболиных воротников от своего кузена — известного в нью-йоркских кругах портного (хотя работать с этим мехом крайне редко доверяют молодым скорнякам — очень уж дорогой материал) и успешно справился с ним. Это было начало карьеры.

Нежность соболиного меха чувствуется даже через фотографию!

- Может именно из-за этого первого заказа, а может из-за того, что я был старше и чуть опытнее, позже получилось так, что я стал специализироваться на соболе, а Крис возглавил направление по изготовлению изделий из норки, — рассказывает глава компании Tsoukas Bros, Стив Тсукас. — Я был рад такому разделению, потому что очень люблю работать с соболиными шкурками. Они удивительны: одна никогда не бывает похожей на другую, поэтому их сложно собирать и подгонять в процессе пошива. Только создав сотню, нет, тысячу меховых пальто, начинаешь чувствовать различия шкур: по оттенку, густоте волоса, его шелковистости и еще десятку характеристик, которые должны совпадать в одном изделии. Если, конечно, мы хотим получить идеальное меховое изделие.

Дуэль на шкурах

Впрочем, добиться небывалых высот в скорняжном деле Стивену удалось не только благодаря семейной традиции и большой любви к меху, но и редкому для молодого парня упорству. Он с детства стремился все делать идеально. Если заниматься спортом, то так, чтобы завоевать медали на Олимпийских играх (тяжелоатлет), если учиться, то на «отлично» (получил специальность архитектора).

Глава компании Tsoukas Bros (с дипломом и цветами) после очередной победы на аукционе «Союзпушнина»

Понимая, что узнать все тонкости обращения с редким материалом можно только работая бок о бок с признанными мастерами этого дела, юный Тсукас подряжается подмастерьем на одну из самых лучших меховых фабрик страны. До полудня он сидит на лекциях в Институте моды, а после до полуночи пропадает в цехах. Его скорняжная машинка стоит рядом с инструментом наставника, и Стив жадно ловит каждое движение его руки. Вскоре к нему присоединяется и младший брат. И так целых три года юноши постигают нюансы выделки соболя. Примечательно, что за эту работу они не получали ни копейки, хотя шили кожу и мех уже настолько хорошо, что другие фабрики наперебой предлагали им свои вакансии.

Вскоре, слух об упрямых и целеустремленных мальчишках расходится по всему штату и доходит до человека, считающегося в Америке (а тогда она была законодательницей меховой моды) гуру скорняжного дела. Будучи уверенным в своей исключительности, титулованный мастер бросает вызов греческой паре — кто больше и лучше сошьет шкур за день? Состязание началось в восемь утра, а к двенадцати дня на руках у каждого из братьев было по 30 идеально стачанных соболиных шкур. У мастера только 18. Знаменитый скорняк отказался продолжать соревнование и навсегда ушел из мехового бизнеса.

- Мы не хотели ничего и никому доказывать, — вспоминает Тсукас. — Но этот человек был легендой нашей отрасли, мы уважали его и не могли отказать в вызове.

После победы в профессиональной схватке, братья становятся самыми высокооплачиваемыми меховщиками Нью-Йорка. Известно, что когда компанию, в которой они работали, решили разделить, один из партнеров был готов отдать другому все имущество предприятия, если ему оставят Стива и Криса Тсукас. Он знал, что упрямые скорняки принесут ему куда больше прибыли. Но братья сделали финт ушами, решив, что в тридцать лет уже хватит работать «на дядю» и открыли собственное дело, вернувшись на родину в Касторию. К слову, к тому времени они заработали уже столько, что могли вообще не работать.

Возвращение в Грецию

В начале 80-х в Греции все шубы шились по старинке — из небольших кусочков — поэтому привезенная братьями новая технология «в роспуск» была встречена в штыки. Старые меховщики не хотели иметь с Тсукасами дела, а магазины не брали их изделия на реализацию.

Но парни не зря славились своим упрямством. Они открыли свой меховой павильон и продавали сшитые в роспуск шубы там. Прошел год, два, изделия, бойкотируемые греческими скорняками, начали пользоваться популярностью у обеспеченных горожан. В конце концов, высокое качество одежды Тсукасов победило греческую косность, и старые мастера один за другим признали, что технология братьев действительно является «№1» для пошива меховых вещей. Теперь Тсукасы — одна из самых уважаемых фамилий в Кастории.


Меховые модели от братьев Тсукас на показе в Милане

Несмотря на идеально отлаженный бизнес, 60-летний Стив до сих пор ежедневно бывает на своей фабрике, с шести утра отбирая шкурки на пальто. Абсолютно каждое изделие проходит через его руки, все сложные детали он кроит самостоятельно, доверяя ученикам лишь самые простые операции.

- Я никогда не буду винить своих работников, если что-то сделано не так, — улыбается мастер. — Потому что любая ошибка здесь может быть только моей. К счастью, я их не совершаю.

Салон при фабрике

Сегодня компания Стивена одна из немногих, сумевших сохранить традиции и секреты нью-йоркской меховой школы. Чтобы они не были потеряны, братья обучили ремеслу выделки и пошива соболиных шкур своих сыновей — Пола и Акиса, поменяв в 1987 году название фирмы с Tsoukas Bros на Tsoukas Bros & Sons.

Каждый год знаменитая компания выпускает около 60 новых моделей одежды из соболя, дизайн которых разрабатывают лучшие модельеры Италии, а продают самые престижные салоны Милана, Парижа, Цюриха и Нью-Йорка

Не менее интересен путь и другого мехового короля — Петра Сорокоумовского. Он был не просто искусный русский скорняк, он был — Поставщик императора.

Недавно просмотренный товар