Поставщик императора
жизнь и работа меховщика Петра Павловича Сорокоумовского)


«Если, производя и продавая товар, ты думаешь только о цене, то вылетишь из бизнеса через полгода; если в первую очередь заботишься о качестве — продержишься сто лет»
Джулиус Ньюман

Знак качества в Российской империи

Получить почетное звание «Поставщик Двора Его Императорского Величества» в царской России было совсем не просто: титул присуждали только тем ремесленникам и торговцам, товар которых за восемь лет «испытательного» срока не имел ни одной рекламации от покупателей, участвовал в промышленных выставках и был лично опробован императором или членом его семьи. К началу XX века только три десятка отечественных предпринимателей имели высокий звание «Поставщика» и имя Петра Сорокоумовского значилось в этом списке рядом с такими великими фамилиями как Абрикосов (основатель фабрики им. П. А. Бабаева), Смирнов (хозяин водочной марки Smirnoff), Нейдлингер (российский представитель американской компании Singer) и т.д.

Два Петра

Путь династии Сорокоумовских к славе начался с Петра Ильича — выходца из рязанской губернии, который в 1809 году женился на дочке влиятельного московского купца — Анне Дерягиной. Обвенчавшись, молодой человек переехал в дом жены, с помощью тестя получил свидетельство купца третьей гильдии и открыл меховую лавочку на Якиманке.

Основатель династии Сорокоумовских — Петр Ильич

Петр был парнем трудолюбивым, а потому быстро сколотил небольшое состояние, позволившее не просто перепродавать ценные шкурки, но и самому их выделывать. Дальше — больше, Петр Сорокоумов, не доверяя посредникам, начинает самостоятельно ездить в Ирбит (главный перевалочный пункт между Москвой и Сибирью, через который и велась основная торговля мехами в николаевской России) и отбирает лучшее сырье для своей скорняжной мастерской. Иногда ему приходится по несколько месяцев проводить в холодном и деревянном уральском городке, ожидая подходящей партии соболей, куниц и лисицы, рискуя быть ограбленным или даже убитым местными проходимцами.

Ирбитская ярмарка 19 века

Но упорство рязанского мужика вознаграждено по достоинству: к 40-м годам XX века, Сорокоумовский становится лучшим в своем деле. Его именем называют два московских переулка, филиалы его магазинов открываются в Киеве, Харькове, Саратове. Объемы производимых пушных товаров у Петра Ильича были настолько велики, что вскоре ему пришлось объединить две свои мастерские — собольскую и сырейную — в первую в стране меховую фабрику с квартирами для приглашенных дизайнеров, конторами для служащих и спальнями для рабочих.

Первая в России меховая фабрика

В 1953 году Петр Ильич умирает, но не умирает его дело. Империю Сорокоумовского возглавляет его семнадцатилетний внук Петр Петрович (сыновья легендарного скорняка — Павел и Дмитрий — не тяготели к пушному делу, были путешественниками и крупными меценатами). Несмотря на возраст, юноша умен, хваток и неутомим. Получив заграничное образование, свободно говорит на четырех языках. Благодаря его связям, Торговый дом «Сорокоумовскiй съ Сыновьями» начинает греметь не только на всю Россию, но и Европу. Ни один Парижский или Лондонский модный показ теперь не проходит без участия мехов от Петра Сорокоумовского.

Петр Павлович Сорокоумовский

Мантия по рубль двадцать пять

В конце XIX века в нашей стране вовсю процветает торговля поддельными мехами: вместо медведя покупателям подсовывают козла, вместо элитного горностая — дешевого кролика, поэтому наследник мехового магната, как и его дед, делает ставку на исключительное качество продукции, собственноручно проверяя каждую партию товара. И вскоре у него начинает одеваться вся столичная богема, твердо зная, что в салоне Сорокоумовских на фальшивку не нарвешься. Не игнорирует купец и средние слои населения, ежегодно выпуская две-три бюджетные и детские модели шуб.

Модели Торгового дома «Сорокоумовскiй съ Сыновьями»

Помимо качества, Петр много внимания уделяет рекламе своих товаров: устраивает сезонные распродажи, выпускает модные каталоги на трех языках, привлекает к разработке новых фасонов французских и немецких модельеров и показывает свои коллекции на всех крупных выставках Европы, где его величают не иначе как «Меховой ювелир».

Рекламная листовка того времени

Ради рекламы своего Дома, Сорокоумовский нередко сознательно идет на финансовые жертвы. Самый известный случай — тендер на поставку мехов для пошива мантии на коронацию Николая II. Достав больше двух с половиной изумительных шкурок горностая по полтора рубля за штуку, он предложил их императору за… рубль двадцать пять. В результате, скорняк «ушел в минус» на 500 рублей (цена самого крутого американского автомобиля по тем временам), но выиграл престижный заказ.

Коронационные мантии были длиной не много ни мало — семь метров!

После коронации глава государства не раз посылал своего поверенного в салон Петра Павловича в Верхних торговых рядах (нынешний ГУМ), за покупкой обновок для себя и жены, а позже именно Сорокоумовскому поручили подобрать соболиный мех для реставрации знаменитой шапки Мономаха. Интересно, что этот факт долго пытались оспорить советские историки, утверждая, что ради восстановления головного убора император не купил шкуры у купца, а обложил соболиным оброком несколько сибирских городов и получил мех даром. Только в 60-х, отважившись вместе с музейными работниками отпороть край пожелтевших шкурок, идеологи СССР признали свое предположение ошибочным, с разочарованием обнаружив на внутренней поверхности материала четкое черно-синее клеймо: «Сорокоумовскiй съ Сыновьями».

Та самая шапка Мономаха

Гибель империи

В 1899 году, товарищество Сорокоумовского получает самую высокую для предпринимателя государственную награду — титул «Поставщика», а в марте 1909 года пышно отмечает столетие своего существования. И судя по газетным заметкам «Московской жизни», это было важное и богатое событие в жизни всей столицы: две сотни экипажей с гостями, пятьсот приглашенных, тысячи телеграмм со всего света, письма благодарности за «честную службу» и «безупречное качество» от Государственной Думы, Совета Министров и зарубежных политиков. Но теплее всех были слова рабочих с фабрики Сорокоумовского: «Мы никогда не видели в вас требовательного повелителя, вы были мягки и снисходительны с нами… как отец со своими детьми».

Путь, устланный славой, признательностью и мехами оборвался внезапно и трагично. Во время Октябрьского переворота дом и фабрику Сорокоумовских отобрали большевики, Петр Павлович, отдыхавший в это время в Ницце, решил не возвращаться на родину и вскоре умер. Двух его сыновей арестовали и расстреляли как врагов народа, а единственная, дожившая до наших дней наследница меховой империи — арфистка Мария Сорокоумовская — мечтает, чтобы в доме, где жили ее предки, вместо греческого посольства создали музей Меха.

Усадьба меховщиков Сорокоумоских сегодня

Недавно просмотренный товар